ЛАЭСимы нет и не будет

 

 

Как бы далеко ни была «Фукусима», в окрестностях Петербурга тысячи людей подвержены радиофобиям.

 

Каждое утро жители поселка Лебяжье в Ломоносовском районе проводят около колодца, стараясь наполнить водой из источника как можно больше емкостей. Из промерзшей скважины вода течет медленно, и бутыли наполняются не скоро. Александр Сенотрусов, местный житель, учитель, ждет своей очереди 50 минут, а потом тащит на себе 19 л воды. Так каждый день поступают многие из 5,5 тыс. жителей поселка, несмотря на то что водопроводная вода в поселке есть. Но она вызывает страх.

                                                            09052011_Laesima

 

 Вода живая и мертвая

 

 »Наша вода излучает полторы тысячи микрорентген в час. Она отравлена», – уверяет Александр Сенотрусов.

 

 Впервые о своей беде жители Лебяжьего узнали в 1989 году. Тогда ученые-ядерщики искали следы чернобыльского заражения в Ленинграде и области. Мощное излучение зафиксировали с вертолета специалисты ГУП «Невскгеология» вместе с журналистом Александром Невзоровым, автором и ведущим программы «600 секунд». После того как данные подтвердились, в поселке объявили чрезвычайную ситуацию. Официально объявили, что причиной радиации является природный источник радионуклидов. Неофициальная версия состояла в том, что жители получали воду с военной водостанции. Она аккумулировала воду так называемого «гдовского горизонта», собирая песчинки в том числе и с отравленной почвы.

 

 

Сезонное обострение

 

 Тогда же был построен новый водовод от Лебяжьего озера через Гостилицы. Старую водостанцию и её скважины законсервировали, металл срезали и утилизировали. Но трубы, ведущие от водовода до каждой квартиры, не заменили, а на них многие годы накапливались радиоактивные частицы. Свежая вода, проходя по ним, снова загрязняется. Впоследствии ошибка была частично исправлена: 500 м из 6 км труб заменили, однако 3 тыс. человек все равно остались, по сути, без цивилизованного водоснабжения.

 

 Юрий Захарчук, глава Лебяжинского поселения, считает, что в данном случае имеет место случай коллективной паники. Оснований грешить на воду у людей нет.

 

 »Лично я уже 30 лет пользуюсь водой только из крана. Эту воду сдавали на анализ, она показывает очень хорошие результаты, еще лучше, чем в колодце!» – заявляет он. Однако, по его словам, на руках этих результатов ни у кого нет: дело давнее.

 

 

 »То, что вы видели, – это не лебяжинские люди. Они из города приезжают и устраивают нам очереди. Они говорят, что из крана берешь воду – там накипь, а в колодце нет. Сегодня обострение идет, сами понимаете, весна», – говорит Юрий Захарчук.

 

 Ходки к колодцу с чистой водой (их в поселке два) давно стали частью местной культуры. Интересно, что лебяжинцы принимают ванну в водопроводной воде. По их мнению, моющие средства «убивают» радиацию.

 

 »Фукусима» наши страхи не подогревает. Япония есть или нет – у нас своя болезнь. Мы к ней привыкли, на колодец ходим, чтобы не добавить дозу облучения», – говорит Александр Сенотрусов.

 

 

«ЛАЭСимы» нет

 

 Случившееся в Японии побудило некоторые страны отказаться от атомных проектов. Например, Германия начала консервацию даже действующих станций. Однако данные городского комитета по природопользованию свидетельствуют, что основную долю ежегодного облучения (она в пределах нормы) жители получают за счет природного излучения – 78,1%. Ещё 21,7% – в результате рентгенологических обследований, и только 0,14% – за счет деятельности предприятий, использующих источники ионизирующего излучения, в том числе атомной электростанции. То есть поводов для разговоров о «ЛАЭСиме» нет.

 

 Однако источников излучения в разное время в городе было немало. Есть заглушенный ядерный реактор в Невском районе, большое пятно радиоактивного загрязнения в Шкиперском протоке рядом с «Ленэкспо», где в 1940-1950-е годы находились исследовательские лаборатории НИИ Военно-морского флота. Свои испытания военные проводили на острове Коневец и других островах Финского залива. Есть много институтов, где работают с изотопами, есть гамма-пушки.

 

 Есть два действующих, хотя и научных реактора в Гатчине, перечисляет руководитель экологического движения «Зеленый патруль» Юрий Шевчук.

 

 

 Большинство очагов радиоактивного загрязнения выявлено в ходе все того же рейда в 1989 году. Тогда нашлись два пятна на Варшавской улице. Здесь стояли две машины, которые «отлавливали» излучение чернобыльского облака. Еще раньше примерно там же был радиозавод, на нем делали циферблаты и шкалы для измерительных приборов на основе солей урана, вспоминает Михаил Рылов, директор Межотраслевого экспертно-сертификационного и контрольного центра ядерной и радиационной безопасности.

 

 »Фонило» и на площади Революции. Один из реакторов находился в самом сердце города, в Адмиралтействе, где располагалось Военно-морское училище имени Дзержинского (ныне Военно-морской инженерный институт).

 Другой действовал на заводе-ВТУЗ Ленинградского металлического завода. Сейчас они оба вывезены. Тогда же находили радиоактивные источники на свалке в районе Комендантского аэродрома.

 

 Большинство из этих источников в течение нескольких лет были дезактивированы и сейчас не представляют опасности, считают специалисты. Правда, работы на Шкиперском протоке ведутся до сих пор.

 

 

Постапокалипсис

                                               09052011_Laesima1    

 »Я бы не сказал, что эти источники не представляют никакой опасности. Никогда не говори «никогда». Всегда находятся безответственные юридические лица, которые покупают какое-то предприятие, завод старый. Находят там источники радиоактивного загрязнения, которые тоже недобросовестные люди оставили. Они их или просто выбрасывают, или обращаются с отходами не как положено. К сожалению, такая модель поведения типична. Такое всегда может быть от недобросовестности. Но сложившаяся система Госатомнадзора вместе с Санэпиднадзором довольно жестко взяла под контроль ситуацию в городе», – убежден Михаил Рылов.

 

 Мирный атом страшит не столько возможностью взрыва и громадной поражающей мощью, сколько тем, что период распада некоторых ядерных частиц превышает пределы человеческой жизни и весь срок человеческой цивилизации – 24 тыс. лет. Понятно, что эффективную систему контроля за ними выстроить сложно.

 

 О воздействии малых доз радиации ученые спорят. Среди специалистов и любителей есть полярные точки зрения. «Я был в полости подземного ядерного взрыва всего спустя 3 года после испытаний. Это гора Дегилен (Казахстан, Семипалатинский ядерный полигон). Радиация там была сумасшедшая. На мне это никак не отразилось, а мой сотрудник, который вместе со мной там был, славится запредельной потенцией с тех пор. До сих пор не может остановиться», – говорит Александр Невзоров.

 

 

Рюмка водки

 

 Текущий момент очень способствует распространению фобий на ядерные темы.

 

 Сталкеры черпают вдохновение в новостных сюжетах, жители Приморья скупают йод, американцы отказываются от суши.

 

 Эксперты считают, что состояние фобии не помогает людям избежать будущих ошибок, а объясняет уже случившиеся.

 

 »Люди не хотят брать ответственность за свою жизнь на себя. Приятнее думать, что я несчастный и больной не потому, что к доктору не хожу, а потому, что чаеразвесочная фабрика находится в полукилометре. Человек не понимает, что если 20 лет назад он выпивал рюмку водки и его бодрило, а сейчас от водопроводной воды болит печень, то не в воде дело», – иронизирует Юрий Шевчук.

 

 По существу, современное человечество уже полвека живет в ситуации постъядера. Это давно не фантазии сталкеров-ролевиков, а реальность.

 

 В 1960-е годы, в разгар холодной войны, было произведено около 2 тыс. испытаний ядерного оружия, 2 тыс. взрывов только в военных целях – в атмосфере, на земле, в воздухе, под землей. Еще 200 подземных взрывов произведено в мирных целях, для образования подземных пустот. Это только в СССР. И тогда ветры разносили радионуклиды по земному шару, но обо этом много не писали.

 

 Уровень содержания радиации в атмосфере был в 100 раз выше, чем нынешний после аварии на Фукусиме. Если изобразить это в виде кривой, мы получим гигантскую параболу на отрезке 1955-1965 годы, потом она спадает. 1986 год – незначительное повышение, это Чернобыль, затем опять падение, и сейчас маленький скачок – еще меньше, чем Чернобыль.

 

 Глобальное загрязнение атмосферы радионуклидами уже состоялось.

 

Это не значит, что надо врывать все атомные станции и ничего не будет. Но, чтобы добиться уровня загрязнения 1960-х годов, нужно повторить «Фукусиму» еще 100 раз, и мы дойдем до уровня 1963 года», – говорит Юрий Шевчук.

 

 

 

www.eco-pravda.ru