28 и 29 октября. Проблемы экологии в контексте цифровой трансформации общества... Архитектура. Инженерия. Цифровизация. Экология» пройдет в...


Миф о «пассивном доме»

 

«Пассивный дом» — модный термин на рынке малоэтажного домостроения. Что за ним стоит: маркетинговые технологии или реальный способ снизить теплопотери зданий? 


В нашей стране словосочетание «пассивный дом» вошло в обиход недавно. Под ним понимают здания, в которых расходы на отопление сведены к минимуму, то есть уменьшены примерно в десять раз по сравнению с теми тратами, которые сегодня несет среднестатистический домовладелец. 

 

Термином пользуются в основном производители стройматериалов, которые обещают воплотить этот принцип в жизнь. Тема особенно близка компаниям, выпускающим теплоизоляцию. 

 

От качества именно этого конструктивного элемента, по их мнению, зависит экономичность эксплуатации здания. Компании URSA, ROCKWOOL, IZOVER и другие заявляют, что в их арсенале есть конкретные решения. Впрочем, реализованных проектов даже в Европе пока не так много. 

 

Идеальное тепло


В середине 1990-х в немецком городе Дармштадт был основан Институт пассивного дома. Его экспертам принадлежат основные разработки в сфере строительства энергоэффективных зданий. Они же определили стандарт, согласно которому теплопотери на таких объектах не должны превышать 15-25 кВт/час на 1 кв.м отапливаемой площади в год. Например, для обычного кирпичного дома нормой считается 200-300 кВт/час на «квадрат». 

 

Главным двигателем идеи стала забота об экономии энергоресурсов. Позже к числу ее сторонников присоединились экологи, приветствующие сокращение выбросов парниковых газов в атмосферу. 

 

В теории «пассивный дом» отличается от обычного не только качеством теплоизоляции. Особые требования предъявляются к его конструктивным особенностям, качеству окон и дверей, инженерному оснащению. 

 

Вместо традиционных источников энергоснабжения предлагается использовать альтернативные, например солнечные батареи или же системы, которые черпают тепло из недр земли. Есть немало экспериментальных проектов, в которых в той или иной степени реализованы эти идеи. 

 

Например, в Хельсинки построен экологический многофункциональный комплекс VIKKI, при сооружении которого использовались системы рекуперации тепла (теплый воздух не просто уходит через систему вентиляции на улицу, а используется для подогрева вновь поступающего), солнечные коллекторы, эффективная теплоизоляция и т.д. 

 

Впрочем, по мнению многих экспертов, на практике добиться желаемых результатов почти никогда не удается. Например, специалисты петербургского проектного института СПбЗНИиПИ рассказывают, как датская компания Rockwool, ориентируясь на стандарты «пассивного дома», построила исследовательский центр в Хедекусене. Чтобы сократить потребление энергии по сравнению с действующими нормативами почти в четыре раза, она решила не экономить на изоляции: толщина применяемых на стенах и крыше утеплителей варьировалась от 25 до 50 см. 

 

Кроме того, были использованы энергоэффективные оконные конструкции, и даже само здание расположено таким образом, чтобы все большие окна находились с южной стороны. Несмотря на все усилия инженеров теплопотери здания оказались в несколько раз выше расчетных. Не учитывалось наличие мостиков холода, а также потери тепла посредством естественной вентиляции. 

 

Трудности перевода


Само понятие «пассивный дом» весьма условно. В нынешних российских нормативах нет требований к теплопотерям с 1 кв.м. Есть, например, допустимый коэффициент термического сопротивления ограждающих конструкций, определяемый для каждого региона. Но насколько здание в целом окажется экономичным (с учетом вентиляции, площади остекления и т.д.), никто не просчитывает. 

 

Показателен опыт наших финских соседей. Они систематизировали требования к энергоэффективности зданий. Чтобы дом отвечал стандартам «пассивного», он должен соответствовать определенным критериям теплопроводности стен, перекрытий, окон, дверей, кровли и т.д. 

 

Финское правительство ужесточает эти требования, но даже в этой стране до массового строительства «пассивных зданий» еще далеко. «Пока мы переходим к возведению домов с низким энергопотреблением (low energy houses), — говорит Янне Йормалайнен, заместитель исполнительного директора финской компании SPU. — К ним предъявляются менее жесткие требования, чем к «пассивным домам» (допускаются теплопотери 40-45 кВт/кв.м в год). С 2010 года финские строители вынуждены будут работать по этим нормам». 

 

В России термин «пассивный дом» чаще всего применяется в отношении малоэтажной застройки. Например, им любят пользоваться компании, предлагающие многослойные стеновые конструкции с использованием эффективных утеплителей. «Но ограничиваясь только усиленной изоляцией, нельзя позиционировать свой дом как «пассивный», — замечает г-н Йормалайнен. 

 

Впереди планеты всей


Тем временем в Петербурге нашлись специалисты, утверждающие, что уже построили несколько «пассивных домов» близ Северной столицы и что вскоре в Ленобласти появится целый коттеджный поселок «Киссолово», при застройке которого будут использованы эти технологии. Подрядчиком на объекте выступает компания «Пассив Хаус». Во всех зданиях она делает усиленную теплоизоляцию, монтирует дорогую систему вентиляции, обещая, что теплопотери составят не более 15-25 кВт/час на 1 кв.м отапливаемой площади в год. 

 

Стена в разрезе выглядит так: 250 мм газобетона, 150—пенополистирола Knauf, плюс облицовочный кирпич. Кроме того, тщательно утепляются подвал и кровля, в доме монтируют систему искусственной вентиляции с рекуператором тепла, а также систему подземных воздуховодов (использует тепло земли для дополнительного обогрева дома). 

 

«Мы тесно сотрудничаем с немецким институтом и уже реализовали несколько проектов в Ленобласти, — говорит Юрий Гоняев, представитель ООО «Пассив Хаус». — У нас есть расчеты для всех конструкций, но мы их не афишируем. Это технологический секрет, который нас кормит. Покупателям даем гарантийный сертификат, что теплопотери с квадратного метра не превысят 25 кВт в год». 

 

Опрошенные «НП» эксперты скептически отнеслись к таким заявлениям: пока они документально не подтверждены, то и обсуждать особо нечего. «Мы не собираемся ничего доказывать теоретикам, — парирует г-н Гоняев. — Ведь каждый покупатель сам почувствует комфорт и реальную экономию. Для отопления комнаты площадью 40 кв.м требуется всего два конвектора мощностью 600 ватт каждый. Они позволяют даже в сильный мороз поддерживать температуру 22-24 градуса, идеальную для человека». 

 

Стоимость строительства «пассивного дома» площадью около 120 кв.м в компании оценивают в 3,6 млн рублей. Но вычленить из этой суммы переплату за усиленную теплоизоляцию и «прокачанную» инженерию они не берутся. 

«Могу лишь сказать, что эти затраты окупятся очень быстро. Например, рекуператор тепла стоит недешево — около $2500, а вместо одного слоя теплоизоляции мы прокладываем три, зато в таком доме не нужен дорогостоящий котел, не придется тратиться на газ или дизельное топливо», — констатирует Юрий Гоняев. 

 

Примечательно, что даже специалисты компаний, выпускающих изоляционные материалы, сомневаются, чтореальные теплопотери могут составить 15 кВт/кв.м в год. 

 

«Таких домов в России пока нет», — говорит Татьяна Смирнова, технический специалист компании Rockwool. 

В дальнейших прогнозах эксперты осторожничают. Ведь энергоносители у нас стоят меньше, чем в Европе, да и консерватизм сказывается: многие покупатели просто не верят, что без котла можно протопить большой особняк. 

 

«Впрочем, частично технологии «пассивного дома» могут быть выгодны уже сегодня», — говорит Александр Буянов, руководитель учебных центров компании «УРСА Евразия». По его словам, из всех альтернативных способов экономии теплоизоляция является самым выгодным. Есть конкретные исследования европейской фирмы Ecofys, показывающие окупаемость такого проекта. Например, крыша частного дома на одну семью изолирована за 30 евро/кв.м (у нас их порой вовсе не утепляют. — «НП»). 

 

Благодаря этому экономия энергии при индивидуальном отоплении составляет 7,5 евро/кв.м в год, то есть вложения окупятся через четыре года. «Конечно, в России расходы на отопление не столь высоки, однако не стоит забывать, что цены на энергоносители растут и в скором времени эта формула станет справедливой для отечественного рынка», — считают эксперты «УРСА Евразия». 

 

Мнения экспертов 


Александр ГОРШКОВ,


руководитель лаборатории технологических исследований ООО «НТЦ «Технологии XXI века»: 

– «Пассивный дом» — это удачный маркетинговый ход компаний, продвигающих определенный вид продукции. Это идеализированное представление о качестве жизни, пока еще далекое от реальности. В действительности теплопотери будут в два-три раза выше расчетных. Это связано с целым рядом объективных факторов, как, например, высокая неточность расчетных методов, неучтенные теплопроводные включения, качество работ. К тому же компании, продвигающие этот рекламный продукт, не говорят о затратах на содержание дома, а также инженерных систем (их наладку, ремонт, диагностику и т.д.). 

 

Александр БУЯНОВ,


руководитель учебных центров компании «УРСА Евразия»: 

– Несколько небольших строительных фирм заявляли о реализации в России проектов «пассивного дома», но я их пока не видел. Думаю, что у нас нет построек, полностью соответствующих немецким требованиям. Прежде всего, эти технологии актуальны для малоэтажного строительства, особенно для домов на одну семью. Однако и при многоквартирной застройке можно следовать принципам «пассивного дома». 

Другой вопрос, что полностью воплотить эту идею в России довольно сложно. Дело в высокой стоимости независимых энергоустановок (солнечных батарей, ветряков) и в отсутствии экономического стимулирования со стороны государства. 

Юрий ГОНЯЕВ,


представитель ООО «Пассив Хаус»: 

– Мы на практике доказали, что строить «пассивные дома» можно. Хотя, даже если мы покажем расчеты, многие в них усомнятся. 

 

Татьяна СМИРНОВА,


технический специалист компании Rockwool: 

 

– У нас нет информации о построенных в России «пассивных домах». Даже просто энергоэкономичных не так много: сказывается отсутствие механизмов стимулирования и проработанных концепций энергосбережения. Но все же есть факторы, способствующие развитию этих технологий: растет количество частных домовладельцев, заинтересованных в экономии, стал доступным западный опыт в этой сфере, появляются новые энергосберегающие технологии и материалы, увеличиваются тарифы на отопление. 

 

Однако сегодня нет официально утвержденных на международном уровне определений энергоэффективного и «пассивного дома». В разных странах — они свои.

 

Роман Денисов 

www.active-house.ru