10 марта 2020 года в Москве (ЦВК «Экспофорум, Краснопресненская набережная, д. 14), в...


Антропосоциоядерный феномен

 

THE ANTHROPO-SOCIO-NUCLEAR PHENOMENON 

 

Елена Комлева

Институт философии и политологии, Дортмунд, Германия

 

Elena Komleva

Institute for Philosophy and Political Science, Dortmund, Germany

 

Аннотация: Выполнены пионерные для России комплексные исследования антропосоциальной компоненты феномена ядерной энергии. Феномена, без которого жизнь на Земле исключена. Исследования доведены до прагматичного образа SAMPO.

 

Ключевые слова: ядерная энергия, человек, социум, материальная и духовная культура.

 

Abstract: There is carried out complex pioneer for Russia research on the anthropo-social component of the phenomenon of nuclear energy being vitally important for life on the Earth. The research has lead to the pragmatic image of SAMPO.

 

Key words: nuclear energy, man, socium, material and spiritual culture.

 

Вот мое предназначенье – сесть спокойно у воды

и свести в одно сеченье жизнь песчинки и звезды.

Привести к одной системе сердце солнца и свое.

И услышать, как в весенней роще иволга поет.

И увидеть, как бездонно небо, – не вмещает грудь!

Посолить краюшку хлеба, съесть ее и …

Снова в путь.

Т. Полежаева.

“Эхо полевых сезонов”. Стихи. Архангельск.

 

В ходе более чем десятилетних исследований на базе десяти российских и зарубежных университетов и институтов сформирована научно-прагматическая позиция, почувствованы задачи и получены некоторые результаты.

 

Феномен ядерной энергии в прошлом, настоящем и будущем был, есть и будет чрезвычайно важным для людей. Ядерная энергия (энергия управляемых и неуправляемых ядерных и термоядерных реакций) крепкими узами связана с человечеством. И человечество ощутило себя единым и хрупким сущим впервые перед ядерной опасностью. Техногенные ядерное благо или ядерная опасность для человечества – большей частью все же от человека и социума. И то, и другое – «плоть от плоти» разума, души и рук человеческих. Это формирует обратную связь – влияние человека, такого как есть и каким будет в антропосоциальном смысле, на возможные последствия ядерных явлений. Суперглобальному значению, негативным вызовам и позитивным возможностям ядерной энергии должны соответствовать адекватные по усилиям, комплексности и полноте, активности и постоянству подходы и действия при осмыслении, сдерживании или адаптации к реальным условиям человечества этих свойств феномена. А также серьезные вопросы о готовности людей к принятому разумом и сердцем сосуществованию с ядерной энергией сейчас и в будущем.

 

Ядерный феномен по праву стал предметом внимательнейшего изучения философии, политологии, экономики и экологии. Попал в поле зрения других наук, религии, духовного творчества и общечеловеческой культуры. И это пристальное внимание имеет перспективу существовать века. Двух немецких философов в контексте генеральной методологии можно считать ключевыми фигурами при обращении к теме. Это К. Ясперс и Э. Кассирер. Первый задал мотивацию и путь к поиску антропосоциоядерных ракурсов, а также определению масштаба научной проблемы. Второй “подсказывает” социокультурный характер и инструментарий познания на этом пути.

 

Существует тенденция, в русле духовно-гуманитарного понимания глобальных проблем, к восприятию феномена амбивалентной ядерной энергии во всей доступной на сегодня его полноте. Целесообразно усиление интегральной в содержательных смыслах общего познавательного опыта, поли- и междисциплинарной относительно наук о человеке и обществе и вненаучных знаний о человеке, системной и деятельностно-ориентированной совместной рефлексии человеческой цивилизации и ядерной энергии. Рефлексии, объединяющей их сосуществование и взаимодействие в виде относительно внешних друг для друга объектов и то обстоятельство, что ядерное есть неотъемлемая часть феномена человечества.

 

Можно обозначить основные связи ядерной энергии с другими важными в судьбе человечества явлениями – бытийные контуры антропосоциальной компоненты ядерного феномена.

 

На основе “логических цепочек”, следуя известной общечеловеческой идее всеединства и единения в многообразии, различные грани которой интерпретированы многими философами, естествоиспытателями, писателями и политиками, предложен образ-схема связного множества антропосоциоядерных комбинаций, современных “окрестностей” ядерной энергии. Пространства ассоциативных связей, явных, случайных и смысловых совпадений или как бы совпадений, взаимоотношений, соотнесений, сопряжений ее и других глобальных явлений. Как правило, в социальных аспектах взаимодействие в каждой “цепочке” – двояко направленное. Образ “континуума” проявлений ядерной энергии и антропосоциальных, совокупного феномена “окрестностей” и ядерной энергии, способствует обобщению и объединению узкоспециализированных “ведомственных” подходов к рефлексии, переходу количества в качество, скачку мысли к пониманию необходимости широкого и глубокого антропосоциоядерного “смотрения” и комплексно интегрированных действий.

 

Некоторые примеры логических «цепочек», характеризующих прямые или опосредованные связи, зависимости, взаимодействия, соотнесения, сопряжения между ядерной энергией (ЯЭ) и другими важными для человека и человечества явлениями:

 

ЯЭ – материя, энергия, пространство, время – вселенная – мировоззрение в целом;

ЯЭ – Солнце – естественные процессы в гео- и биосферах – жизнь на Земле;

ЯЭ – эсхатологический потенциал – концепция Бога и человека;

ЯЭ – эсхатологический потенциал – реальное “качество” человека и общества;

ЯЭ – энергетическая стратегия – глобальная социальная стратегия;

ЯЭ – ядерное оружие – человечество как хрупкий единый организм;

ЯЭ – ядерное оружие – тоталитаризм;

ЯЭ – научные доминанты и тайны XX и XXI веков – биология;

ЯЭ – общество риска – теория общества;

ЯЭ – ядерная физика и радиохимия – естественные науки;

ЯЭ – уран, торий, подземные объекты, ядерные отходы – геология, горное дело;

ЯЭ – совместное исследование (ЦЕРН, Дубна) – интеграция человечества;

ЯЭ – Солнце и звезды – стратегические энергетические задачи;

ЯЭ – наука и техника – прогресс и общепланетарный кризис;

ЯЭ – демография – экономические, политические и военные кризисы;

ЯЭ – смена энергоносителей – экономические, политические и военные кризисы;

ЯЭ – энергетика – структура и уровень сельского хозяйства и промышленности;

ЯЭ – ядерное оружие – оружие массового поражения в целом и терроризм;

ЯЭ – ядерное оружие – так называемое “геофизическое” оружие;

ЯЭ – оружие массового поражения – знания массового поражения;

ЯЭ – история мировых войн – модель стабильного сосуществования;

ЯЭ – ядерная дискриминация – социально-экономическое неравенство;

ЯЭ – Иран – право нации на владение ЯЭ;

ЯЭ – Северная Корея – стратегическое жизнеобеспечение как эквивалент ЯЭ;

ЯЭ – ООН, МАГАТЭ – институты глобального управления;

ЯЭ – управление устойчивым развитием – гражданское общество;

ЯЭ – глобальные возможности и риски – этика и философия техники;

ЯЭ – изменение климата – энергетическая философия и политика;

ЯЭ – Чернобыль – глобальный экологический кризис;

ЯЭ – радиоактивные отходы – отходы жизнедеятельности в целом;

ЯЭ – амбивалентность – информационные, био- и другие технологии – человек;

ЯЭ – маргинальные полигоны – аборигены, биоразнообразие;

ЯЭ – длительные выгоды и опасности – футурология;

ЯЭ – управление ядерной сферой – структура и качество информации;

ЯЭ – энергия, экология, социальная сфера, устойчивость – Agenda 21;

ЯЭ – ядерные сообщества (NEA, FNCA) – международные экономические союзы;

ЯЭ – ядерная деятельность – нефть и газ – экономические и политические приоритеты;

ЯЭ – гелиевая энергетика – исследование Луны;

ЯЭ – базовая мотивация познания и применения – философия и аксиология;

ЯЭ – неоднозначность микромира – методология естественных и социальных наук;

ЯЭ – терминология – категориальный аппарат философии;

ЯЭ – апологеты и оппоненты – образование и просвещение;

ЯЭ – ядерная ментальность – общественное сознание в целом;

ЯЭ – ядерная этика – культурные и религиозные традиции;

ЯЭ – морально-нравственные нормы и секретность – открытость ядерной информации;

ЯЭ – ядерные образы – художественное творчество;

ЯЭ – нечувственное восприятие “квантов” реальности – мистическое мировоззрение;

ЯЭ – социальная мистика ядерных и других явлений – иррациональная рефлексия;

ЯЭ – энергетический фактор – история технологического развития человечества;

ЯЭ – история ядерной науки и техносферы – памятники истории и культуры;

ЯЭ – ядерная история – история духовно-гуманитарной рефлексии ядерного социума.

 

Данный список таких «цепочек» крупных мировоззренческих и приоритетных интеллектуально-прагматических проблем, тем, задач, действий и тому подобных граней социума, конечно же, лишь как частная выборка ограниченно отражает фактическое антропосоциоядерное пространство и открыт для продолжения. Здесь это, прежде всего, иллюстрация идеи о необходимости комплексного подхода к изучению феномена ядерной энергии, в увязке с широким спектром научных тем, практических задач и рефлексивных, с помощью разнообразных символов и образов, возможностей человечества.

 

Намечены подходы к усилению Human Dimension, гуманистических и гуманитарных начал и мотиваций в антропосоциальной компоненте феномена ядерной энергии, позиций своеобразного антропного социоядерного или антропосоциоядерного принципа. Плодотворно обращение к аналогу широко известного классического антропного принципа, значимого и непротиворечивого одновременно для важнейших социокультурных парадигм – естественнонаучной, философской и религиозной. Социоядерный антропный принцип усиливает перспективы синтеза единой светско-религиозной социоментальной (дополнительно к технологической) и совокупной прагматической платформы относительно ядерного феномена.

 

Полезно, несомненно, оконтурить также понятийное пространство применительно к антропным и социальным аспектам ядерной энергии, предложить рабочие версии главных понятий.

 

ФЕНОМЕН ЯДЕРНОЙ ЭНЕРГИИ. Облик феномена ядерной энергии многообразен. Материально и принципиально он формируется как природными (известными и неизвестными человеку), так и антропогенными сущностями. В простом перечислении “первого приближения” – это звезды, космические излучения, часть тепла недр и естественная радиоактивность Земли, природные ядерные реакторы. А также – ядерное оружие, ядерное сдерживание и нераспространение, гражданская ядерная энергетика, атомные военные и гражданские, подводные и надводные суда, наземные и подземные ядерные объекты различного назначения. Кроме того, – это источники энергии длительного пользования для освоения космоса, научные приборы и средства технологического контроля и воздействия в медицине, сельском хозяйстве и промышленности, радиоактивные отходы со сроком хранения в сотни тысяч лет. Известные (и неизвестные как отдельная часть) природные и антропогенные ядерные сущности представляют, хотя и в разной степени, сферу интеллектуальных и практических интересов и действий людей, связаны “эфиром” людского внимания.

 

АНТРОПОСОЦИАЛЬНАЯ КОМПОНЕНТА ФЕНОМЕНА ЯДЕРНОЙ ЭНЕРГИИ. Это все положительные и негативные, естественного и искусственного происхождения проявления и эффекты ядерной энергии в жизни людей, которыми ядерная энергия посредством различных систем символов, так или иначе, уже идентифицируется социумом в своем ментальном пространстве. Все наши задачи и проблемы, надежды и заботы, удачные или неудачные мысли и практические действия, с которыми она напрямую или косвенно связана. Все явления человечества, которые зависят от ядерной энергии. Все явления человечества, от которых зависит “бытие” ядерной энергии в контакте с человечеством. Все явления человечества, которые развиваются во взаимосвязи с феноменом ядерной энергии. Связи, зависимости и взаимодействия, в космологическом смысле бывшие большей частью, по крайней мере – по отношению к периоду существования живой материи, практически всегда, но особенно отныне, с возникновением ядерной техносферы, – вечные и важные составные части среды существования людей. И наша естественнонаучная и техническая, философская и религиозная, духовно-гуманитарная на основе других и разных видов социального знания рефлексия их, а также наше изменение их. Другими словами, антропосоциальная компонента ядерного феномена – это, соответственно материально-духовной дихотомии человека, комплексное материально-духовное бытие человека в условиях ядерной вселенной и ядерного социума.

 

СОЦИОЯДЕРНЫЙ АНТРОПНЫЙ ПРИНЦИП – это требование таких рефлексии и действий, чтобы в будущем антропосоциальная компонента феномена ядерной энергии формировалась в совокупном светско-религиозном “поле” лучшего духовно-гуманитарного и рукотворного наследия человечества, была адекватной ему и позитивно участвовала в генерировании новых пластов материальной и духовной культуры, чтобы “ядерный человек” был гуманным и позитивно “культурогенным”. Другими словами, это требование оптимизации “параметров антропосоциоядерной вселенной” с позиций блага человека, посредством гуманизации и гуманитаризации интеллектуальной и практической деятельности в ядерной сфере.

 

Мною в разных публикациях подробно показаны примеры некоторых фрагментов рассматриваемой компоненты, их светские и религиозные, философские, экономические и историко-политологические аспекты. А также информационные, коммуникационные, ментальные и экологические модусы современного ядерного социума. И методологические пути, инструментарий их совместного осмысления, известные из истории и оконтуренные для будущего. В ракурсе антропосоциоядерных вызовов и надежд, негатива и позитива обозначен рефлексивный потенциал мировоззренческих систем (философия, религия), наук о человеке и обществе, духовного творчества (искусство, литература, миф) и морально-нравственных традиций. В частности, при осмыслении международными усилиями в рамках гипотезы SAMPO: в контексте смыслов региональных Scandinavian (or Slavic, Saida, Severodvinsk, Spitsbergen, Saamen, Syktyvkar, Solikamsk, Siberian, Streltsovsky, Selenge, Salekhard, Sakha, Sakhalin, Simushir, Semipalatinsk, Sarov, Seversk, Slavutich, Sosny) Atomic Mission – the Proliferation’s Oikumene и общечеловеческого Special Anthropic Mission – the Power (Prometheus) Obedience. Обозначен также потенциал в процессе информационно-аналитической социально-ядерной деятельности.

 

Методология SAMPO соответствует духу инициативы Президента Российской Федерации (2006г.) по Глобальной ядерной инфраструктуре. И разрабатываемой РАН и Росатомом (А.А. Саркисов) для Севера России идеологии интеграционного подхода к проблемам ядерных отходов. Она может быть составной усиливающей частью региональных и общероссийских программ создания технологической платформы “Инфраструктура Арктики”. В условиях, когда независимые оценки 2010 г. (А.К. Криворотов и А.Е. Череповицын, А.М. Жуков; участники телепередачи “В фокусе” на канале РБК от 9.03.11) показывают отсутствие стабильной и позитивной тенденции относительно развития нефтегазового бизнеса в Арктике. Гипотезу SAMPO начинают серьезно обсуждать. Одна из моих статей отражена в официальном библиографическом списке материалов к рассмотрению законопроекта Республики Беларусь “Об использовании атомной энергии”. Другая опубликована в материалах ярмарки инновационных проектов АТОМЭКО-2008.

 

Думаю, продолжение обсуждений последует, так как, например, специалисты Кольского научного центра РАН предложили построить “вечное” подземное ядерное хранилище в горле Кольского залива (Сайда-Губа – “подбрюшье” Североморска и Мурманска). Выпестовать своеобразный “аппендикс первого столетия” самого крупного города в Заполярье. Второй вариант такого объекта (Дальние Зеленцы) предлагается учеными “под боком” у будущей инфраструктуры Газпрома и полигона, где погиб “Курск”.

 

Ситуацию “подогревает” недавнее решение Б. Обамы, вопреки действующему “Акту о политике в отношении ядерных отходов”, через 22 года с начала строительства и после затрат в 9 миллиардов долларов, прекратить реализацию проекта “путеводной звезды”, прототипа для многих подобного рода строек – национального хранилища высокоактивных материалов Yucca Mountain. А также – появившиеся раньше в условиях глобализации мировой экономики идея и проекты интернационализации последней стадии обращения с ядерными отходами, их надежной изоляции от биосферы. Возникают конкретные вопросы “как?” и “где?” Особенно после вступления в силу (конец 2010г.) американо-российского Соглашения № 123, открывающего странам возможность “обмена” ядерными материалами. Возможно, логику ответа по одному из вариантов подскажет статья В.А. Перовского с красноречивым названием “Где взять радиоактивные отходы для Сайды?” Автор показывает многократную избыточность возводимых (при лоббировании уже Германией) в Сайда-Губе мощностей по переработке отходов, если ориентироваться только на поставки Северного и Ледокольного флотов (http://www.proatom.ru/modules.php?name=News&file=article&sid=2838).

 

Россия давно и активно стремится позитивно соответствовать новым возможностям в рамках концепции международных и долговременных хранилищ подземного типа на своей территории. Вариантами, наиболее официально “продвинутыми”, без нового комплексного анализа и дополнительных обоснований традиционно для ядерной отрасли “состыкованными” с объектами наследия “холодной войны”, являются пока площадки вблизи Красноярска, Челябинска и границы с Китаем и Монголией (Краснокаменск). При этом преобладает выбор площадок в зонах палеовулканов (как и в случае Yucca Mountain). Хотя доминирующие площадки уже “назначены”, даже лояльный к ним анализ (ИГЕМ РАН) геологической ситуации на базе чрезвычайно слабой разведки закончился признанием, что Россия находится на начальной стадии программ реализации такой концепции и принимать решения о пригодности площадок преждевременно (Н.П. Лаверов, В.И. Величкин, А.А. Пэк). В Казахстане и Украине планируют подобные объекты на территории, соответственно, Семипалатинского полигона и Чернобыльской зоны.

 

На Северо-Западе России проектировщики Росатома (Минатома) последовательно предлагали в качестве изолирующей геологической среды многолетнемерзлые известняки полигона Новой Земли и залежи солей Республики Коми. Кстати, в Ухте работает известный в радиоэкологии геолог В.А. Копейкин, имеющий серьезные наработки применительно к геохимическим барьерам защиты от распространения радионуклидов, возглавлявший несколько самых тяжелых лет Рабочую группу Мингео СССР в Чернобыле. Возможно, и это обстоятельство в череде других обусловило “дрейф” интереса Росатома от Новой Земли к геологическим структурам Коми.

 

Необходимо в связи с SAMPO отметить доминирование принципа нераспространения ядерных материалов, преемственность и взаимосвязь не только российских ядерно-религиозных центров, но и международных энергетических проектов. На схеме: слева – взаимосвязи базового концепта SAMPO, справа – исключительно религиозный контекст и с дополнением футурологических мотивов относительно перспектив ядерно-религиозно-мистического Санкт-Петербурга:

 

                                     GNEP  PECHENGA                                 Саров    Печенга

                       E        I           | /                                                       Сергиев Посад

         ARIUS-S-S-S-S-SAMPO(ru,kz,ua)                                        Санкт-Петербург

                  P A N T  /                                                                                 /? 

               O  P E C   SAROV  “OPEC SYSTEM”                       Припять или Печенга 

                  I   /                             

                E T                               Ohta-Center

               R P 

              R

Одним из авторов работ, способствовавших отмене на довольно высоких стадиях реализации некачественных с научной точки зрения проектов подземных ядерных хранилищ Yucca Mountain и Новой Земли, является новосибирский геолог и спелеолог с украинскими “корнями” Ю.В. Дублянский (Juri Dublyansky), много работающий за рубежами бывшего СССР. Уникальная ситуация: его общая эрудиция и знания в сфере инженерной геологии и гидрогеологии, низкотемпературных гидротермальных процессов, изотопных исследований дважды значимо повлияли на формирование решений ведущих ядерных стран относительно места размещения природно-техногенных, с элементами самоорганизации объектов, безопасно функционировать которые по нормативам должны не менее десяти тысяч лет. А косвенно возможно ожидать отложенное влияние этих факторов и событий на общечеловеческое будущее ядерной проблематики. Он, кроме того, нелицеприятно охарактеризовал стиль собственных геологических обоснований таких объектов российскими и американскими ядерными ведомствами и финансирования ими независимых оценок.

 

Нет пока, к сожалению, подобных Ю.В. Дублянскому по объективности, профессионализму и опыту работы с иностранными партнерами людей, которые проявили бы интерес к организации и выполнению на международной основе анализа жизнеспособности замещающей вакуум после закрытия упомянутых проектов гипотезы SAMPO(ru,kz,ua). Хотя бы ее естественнонаучной составляющей.

 

Следует сказать, что в породах Печенги, где возможна материализация одного из вариантов SAMPO (и, с моей точки зрения, это было бы правильным), российскими и норвежскими геологами найдены окаменелые образцы древнейших, возрастом более 2 миллиардов лет, микроорганизмов (Pechengia melezhiki). Микроорганизмов, сформировавших на Земле важнейшие условия для будущей биологической эволюции (развития на кислородной основе) вплоть до высших форм. Эти сохранившиеся до нас окаменелости возможно, видимо, считать признаком региональной геологической долговременной стабильности, столь необходимой ядерным объектам. Своеобразным талисманом-оберегом. А сочетание открытия Pechengia melezhiki с SAMPO – символом трансформации и преемственности энергетики жизни.

 

С другой стороны, вулканологи (В.И. Белоусов, С.Н. Рычагов, Н.С. Жатнуев и др.) обосновывают наличие в глубинах Печенги позитивных для изоляции ядерных материалов процессов современного минералообразования. На “ядерный” потенциал этой структуры обращали внимание сотрудник ВНИПИЭТ В.А. Перовский, мурманские геологи-производственники (Н.И. Бичук, В.Г. Зайцев, Г.И. Мелихова и др.), специалисты Петербургского университета А.С. Сергеев и Р.В. Богданов. А также – руководители Геологического института Кольского НЦ РАН (Ф.П. Митрофанов), Кольской сверхглубокой скважины (Д.М. Губерман) и Ярославской экспедиции сверхглубокого бурения “Недра” (Л. Певзнер). Равно как и шведского оператора по обращению с ядерными отходами SKB, МНТЦ и The UNESCO International Geological Correlation Programme.

 

Не добрые ли это знаки, учитывая, что по преданиям в свое время в “пещерах” “утеса из меди” Печенги было создано Сампо “Калевалы”? И не подсказка ли это к объединению на этой площадке усилий, и не только геологов? При “перезагрузке” на Печенгу финансирования от Yucca Mountain, Новой Земли и других подобных проектов, не имеющих социокультурных оснований и не выдерживающих испытания временем. Чтобы надежно экранировать искусственные гидротермы, неизбежно возникающие в породах, в которых размещены высокоэнергетичные материалы.

 

Любопытно еще одно “родство” – геополитическая симметричность. Площадка “Печенга” расположена у северо-западной, площадка “Краснокаменск” – у юго-восточной границ РФ. С одной стороны, соответственно, потребности, как минимум, Европы, а с другой – Японии, Южной Кореи и Китая.

 

Применительно к антропосоциоядерной сфере изучено состояние дел в политических и научных институтах ООН. Выполнен анализ методологии исследований The United Nations University и The Hiroshima Peace Institute. Целесообразно рассматривать далее социальные и антропные аспекты ядерной энергии по сетевому принципу – в UNU (лидер-координатор) и других университетах единой “сети сетей”. На духовно-гуманитарной, рационально-иррациональной методологической базе, отвечающей максимально полной реализации концепта и ракурсов суммарного знания о человеке и обществе, с позиций принципов гражданского общества. Для содействия выработке адекватных задачам развития человечества научных (гуманитарных и естественнонаучных), технических и политических рекомендаций в связи с необходимостью мониторинга ядерной и сопряженных с ней сфер цивилизации и ядерного общественного сознания, влияния на их эволюцию с целью сделать ядерный мир безопасным, долговечным и комфортным. Для успешного интеллектуального поиска и практического укоренения генерирующих оптимальное будущее антропосоциоядерных начал.

 

Основные публикации по теме:

Комлева Е.В. Ядерное человечество и Ф.М. Достоевский (http://www.ecoteco.ru/library/magazine/zhurnal-111/ekologiya/yadernoe-chelovechestvo-i-fm-dostoevskiy/).

Комлева Е.В. Человечество и ядерная энергия: попытка социокультурного соосмысления. Информационно-коммуникационные технологии в системе культурно-цивилизационных преобразований: материалы всерос. науч. конф. (Челябинск, 21 окт. 2010 г.) / М-во культуры РФ; ФГОУ ВПО «Челяб. гос. акад. культуры и искусств»; сост. Т. Ф. Берестова, Ю. В. Гушул. – Челябинск, 2010. – С. 50-54.

Комлева Е.В. Антропосоциоядерный дискурс и духовное наследие Ф. М. Достоевского // Мәдениет жаршысы – 2010г.,N 5. – С. 27-31.

Комлева Е.В. Антропоцентричность ядерной энергии, тезисы доклада / конференция “Язык, культура, общество” (М., 2009).

Комлева Е.В. Ядерные проблемы социального сосуществования // Север промышленный. – 2009, октябрь. – С. 40-43.

Комлева Е.В. Социоядерные начала или начала социоядерного бытия (http://www.dialog21.ru/biblio/komleva.htm).

Комлева Е.В. Социоядерный антропный принцип и геоядерная прагматика // Минеральное сырье Урала. – 2008, №5. – С. 44-47; Экологический вестник России. – 2009, №1. – С. 39-42.

Комлева Е.В. Феномен ядерной энергии и пространство символических форм // Философия науки. – 2008, №3. – С. 77-114.

Комлева Е.В. Развитие ядерно-нефтегазовой ситуации Севера Европы // Экологический вестник России. – 2008, №№ 8 и 9, С. 41-47 и 36-40.

Комлева Е.В. Рефлексия ядерно-нефтегазовой ситуации Севера Европы: интересы и потенциал Германии как партнера России // Геофизический журнал, Киев, 2008, №2, Т.30. – С. 3-31. Диплом за 1 место в Международном конкурсе по полярным исследованиям, посвященном Международному полярному году 2007/2008 гг., декабрь 2007 г., Санкт-Петербург.

Комлева Е.В. Ядерный Мурман // Национальные интересы. – 2007. – №4 (51). – С. 55-59.

Комлева Е.В. Цивилизация и ядерная энергия: их соосмысление в ООН для мира и управления устойчивым развитием // Философия науки, 2007, № 2 (33). – С. 3-45.

Комлева Е.В. Ядерные отходы, газовые месторождения и безопасность Севера Европы // ЭКО: Всероссийский экономический журнал, 2007, №3.- С. 104-111.

Комлева Е.В. Духовно-гуманитарное окормление ядерно-нефтегазовой России // Энергетическая политика Украины, №1, 2006.

Комлева Е.В. Ядерная энергия: о мере человечности // Вестник аналитики, 2005, № 2. – С. 68-85.

Комлева Е.В. Ядерная энергия: социальные аспекты, международная конференция “Ядерно-энергетические системы для будущих поколений и глобальной стабильности GLOBAL 2005”, 9-14 октября 2005 г., тезисы доклада, Цукуба, Япония, 2005.

Комлева Е.В. Социально-философские проблемы развития ядерной техносферы в России // Философия науки, 2004, № 3 (22). – С. 121-134.

Комлева Е.В. Информационная поддержка решений в радиоэкологии // Вопросы радиационной безопасности. Журнал ПО «Маяк», 2001, №4. – C. 52-55.

 

Благодарю за поддержку отдельных этапов исследований EU Program “Gateway Education”, Research Council of Norway, Canon Foundation in Europe, Deutscher Akademischer Austauschdienst и World Nuclear University, профессоров B. Falkenburg, N. Witoszek, D. Macer, R. Thakur, A.H. Zakri, P. Masterson, M. Taeb, T. Kawabe, P. Lakkala, L. Kurppa, V. Ryabev, V. Masloboev, T. Meyer, Z. Fadeeva и многих-многих других, а также научных сотрудников Института философии и политологии Дортмундского технического университета.

 

Комлева Елена Владимировна – научный сотрудник Института философии и политологии Дортмундского технического университета, komleva_ap@mail.ru

Komleva Elena Vladimirovna – Research Scientist of the Institute for Philosophy and Political Science, Dortmund University of Technology, elena.komleva@uni-dortmund.de