28 и 29 октября. Проблемы экологии в контексте цифровой трансформации общества... Архитектура. Инженерия. Цифровизация. Экология» пройдет в...


Что придет на смену «лампочке Ильича»?

В декабре 2010 года исполняется 90 лет принятию плана ГОЭЛРО. Фактически этот план был первым масштабным проектом коммунистического правительства, нацеленным на развитие страны, причем блестяще реализованным.

 

В конце концов, план ГОЭЛРО кардинальным образом изменил лицо нашего государства. Из аграрной страны Россия превратилась в мощную индустриальную державу. Сейчас, когда идет так много разговоров о модернизации нашей страны, хочется понять: сможем ли мы добиться того, чего сумели добиться наши предки? Имея при этом гораздо более выгодную стартовую позицию…



Приезжайте к нам лет через десять…

План ГОЭЛРО (Государственная электрификация России) был разработан по указу Ленина, который как раз тогда выдвинул лозунг, что «Коммунизм – это есть Советская власть плюс электрификация всей страны». Однако лозунги лозунгами, но к проекту подошли крайне серьезно, в его разработке участвовали не только политики, но и ученые, свыше двухсот деятелей науки и техники работали над созданием плана. В итоге к концу 1920 года комиссия проделала огромную работу и подготовила «План электрификации РСФСР» – том в 650 страниц текста с картами и схемами электрификации районов. (Кстати, нельзя не отметить, что, по некоторым источникам, подготовка проекта масштабной электрификации России велась еще до революции, однако в годы Первой мировой войны ее реализацию невозможно было начать по причине больших военных расходов.)

В отличие от многих прожектов периода становления советской власти, план электрификации страны имел четкую программу действий. И все равно казался утопией. Страна, в которой еще даже не закончилась Гражданская вой­на, собиралась одним огромным рывком из аграрной превратиться в мощную индустриальную державу! Не зря известный писатель-фантаст Герберт Уэллс, который посетил Россию в 1920 году и был ознакомлен с планами электрификации страны, написал: «Дело в том, что Ленин, который, как подлинный марксист, отвергает всех «утопистов», в конце концов сам впал в утопию, утопию электрификации. Можно ли представить себе более дерзновенный проект в этой огромной равнинной, покрытой лесами стране, населенной неграмотными крестьянами, лишенной источников водной энергии, не имеющей технически грамотных людей, в которой почти угасли торговля и промышленность? Такие проекты электрификации осуществляются сейчас в Голландии, они обсуждаются в Англии, и можно легко представить себе, что в этих густонаселенных странах с высокоразвитой промышленностью электрификация окажется успешной, рентабельной и вообще благотворной. Но осуществление таких проектов в России можно представить себе только с помощью сверхфантазии. В какое бы волшебное зеркало я ни глядел, я не могу увидеть эту Россию будущего». Уэллсу предложили приехать через десять лет. И что же он увидел?



Коммунизма не построили, но электрификацию провели

 

ГОЭЛРО был планом развития не одной энергетики, а всей экономики России. В нем предусматривалось строительство предприятий, обеспечивающих стройки всем необходимым, а также опережающее развитие электроэнергетики. В рамках плана началось освоение Кузнецкого угольного бассейна, вокруг которого возник новый промышленный район. Кроме того, по плану предусматривались коренная реконструкция на базе электрификации всех отраслей народного хозяйства страны и преимущественно тяжелой промышленности. План был разработан по восьми основным экономическим районам (Северному, Центрально-промышленному, Южному, Приволжскому, Уральскому, Западносибирскому, Кавказскому, Туркестанскому) с учетом их природных, сырьевых и энергетических ресурсов и специфических национальных условий.

Промышленная продукция должна была возрасти за 10-15 лет на 80-100 процентов по сравнению с дореволюционным уровнем. Намечалось довести добычу угля до 62,3 миллиона тонн в год против 29,2 миллиона тонн в 1913 году, нефти – до 11,8-16,4 миллиона тонн против 10,3 миллиона тонн, торфа – до 16,4 миллиона тонн против 1,7 миллиона тонн, железной руды – до 19,6 миллиона тонн против 9,2 миллиона тонн, выплавку чугуна – до 8,2 миллиона тонн против 4,2 миллиона тонн. Кроме того, всесторонней реконструкции и модернизации планировалось подвергнуть транспортную систему страны.

В области электроэнергетического хозяйства план состоял из программы А, рассчитанной на восстановление и реконструкцию довоенной электроэнергетики, и программы Б, предусматривавшей строительство тридцати районных электрических станций (двадцати тепловых и десяти ГЭС). Общая мощность тридцати районных электростанций должна была составить 1 миллион 750 тысяч кВт. Предусматривалось сооружение мощных районных тепловых электростанций: Штеровской, Каширской, Кизеловской, Горьковской, Шатурской, Челябинской и др. Топливной базой тепловых электростанций должны были служить местные виды топлива (торф, подмосковный и уральский уголь, отсевы донецких углей, сланцы). Электростанции намечалось оборудовать крупными для того времени котлами и турбинами.

 

Что касается гидроэлектростанций, то их сооружение стало одной из основных идей плана. Намечалось сооружение Волховской ГЭС, Днепровской ГЭС, двух ГЭС на реке Свири и т. д. Темпы роста мощности электростанций должны были значительно опережать темпы роста промышленного производства. Намечено было довести суммарную годовую выработку электроэнергии до 8,8 миллиарда кВт-ч против 1,9 миллиарда кВт-ч, которые вырабатывались в России в 1913 году.

В итоге уже к 1926 году программа А была выполнена, а к 1930 году были достигнуты основные показатели плана ГОЭЛРО по программе Б. Выработка электроэнергии в 1932 году по сравнению с 1913 годом увеличилась не в четыре с половиной раза, как планировалось, а почти в семь раз – до 13,5 миллиарда кВт-ч! К концу 1935 года, то есть к 15-летию плана ГОЭЛРО, вместо тридцати запроектированных было построено сорок районных электростанций общей мощностью 4,5 миллиона кВт. Россия стала располагать мощной разветвленной сетью высоковольтных линий электропередачи. В стране функционировали шесть электросистем с годовой производительностью свыше 1 миллиарда кВт-ч. Кстати, Герберт Уэллс действительно приехал в 1934 году и был поражен тем, что план был непросто выполнен, но и перевыполнен по ряду показателей.

Только сейчас, по прошествии многих лет, мы можем оценить весь масштаб плана ГОЭЛРО. Оценить и восхититься тем, что план был реализован. Ведь по сути дела программа электрификации России стала уникальным макроэкономическим экспериментом. Была проведена громадная работа, как научная, так и практическая, причем выполненная в то время, когда страна лежала в руинах. И этим можно только восхищаться. И сейчас план ГОЭЛРО может служить образцом использования ограниченных государственных ресурсов для приложения усилий именно там, где это даст необходимый результат. В связи с этим было бы неплохо посмотреть, а как обстоят дела с глобальными планами развития энергетики страны в современной России?



ГОЭЛРО-2 – хорошая идея. А на практике?

Конечно, власти современной России (по крайней мере, на словах) тоже понимают, что энергетическую систему страны нужно развивать. Более того, прямо перед ликвидацией РАО ЕЭС благодаря усилиям руководства компании была принята энергетическая стратегия России на период до 2020 года, которая даже получила неофициальное название ГОЭЛРО-2.

 

По своим целям и задачам новая стратегия вполне соответствовала такому амбициозному названию: в параметрах новой программы было запланировано увеличение производства первичных энергоресурсов с 1418 миллионов тонн условного топлива в 2000 году до 1810‑2030 миллионов тонн условного топлива в 2020 году. Рост выработки электроэнергии с 878 миллиардов кВт-ч в 2000 году должен был увеличиться до 1365 миллиардов кВт-ч в 2020 году. Кроме того, планировалось увеличить добычу нефти с 324 миллионов тонн в 2000 году до 450-520 миллионов тонн в 2020 году и газа – с 584 миллиардов кубометров в 2000 году до 680-730 миллиардов кубометров в 2020 году. Кроме того, по новой стратегии планировалось уделить большее внимание энергетической безопасности страны, развивать возобновляемые источники энергии и заняться модернизацией энергетики.

Да, реформы в энергетике произошли. Пришли частные инвесторы, развивается рынок электроэнергии и мощности, биржевая торговля энергоресурсами, созданы более благоприятные налоговые условия в нефтегазовом комплексе. Реорганизована атомная энергетика, и сейчас эта отрасль успешно развивается. Более того, власти пытаются устранить административные барьеры в деятельности энергетических компаний.



Трудности роста

Однако пока нельзя говорить о том, что новый план реализован. Многое из запланированного не выполнено. Впрочем, кажется, понимают это и в правительстве, в связи с чем в конце прошлого года в нашей стране была принята новая энергетическая стратегия периодом до 2030 года. И в ней четко говорится, что планы первого этапа (создание базы для устойчивого поступательного развития энергетического сектора) энергетической стратегии России на период до 2020 года выполняются не в полной мере.

В частности, до сих пор не создана целостная нормативно-законодательная база, в отраслях комплекса (кроме нефтяной) сохраняется дефицит инвестиций и их нерациональное использование. Кроме того, сохраняется высокая аварийность оборудования, обусловленная старением основных фондов, идет постоянно отставание в эффективности производства (от мировых показателей).

Есть и другие проблемы. в частности, не обеспечивается необходимая прозрачность хозяйственной деятельности субъектов естественных монополий, что негативно сказывается на качестве государственного регулирования их деятельности и на развитии конкуренции. Политика поддержания относительно низких цен на газ и электроэнергию в перспективе может привести к нарастанию дефицита этих энергоресурсов в результате отсутствия экономических предпосылок для инвестирования в их производство и опережающего роста спроса.

Радует то, что наше правительство понимает проблемы и старается их решать. В самом деле, нельзя не отметить, что, несмотря на недочеты, многие из направлений стратегии на период до 2020 года все же реализуются на практике. В частности, можно говорить, что глобальная реформа электроэнергетики все же состоялась: на это указывает хотя бы либерализация рынка электроэнергии. Кроме того, за последние годы на наш рынок пришли крупные международные энергокомпании, реализуются значимые инфраструктурные проекты.



Долго запрягаем… А как поедем?

Но многое только предстоит сделать, ведь главное – это перевод энергетического сектора страны на инновационный путь развития. В частности, просто необходимо повысить показатели энергоэффективности, а также добиться снижения энергоемкости экономики России до уровня скандинавских стран и Канады (то есть государств со сходным климатом). В самом деле, в том, что касается энергосбережения, мы отстаем от передовых экономик, и отстаем очень прилично. Государство обязано заняться, в том числе и с помощью принятия законов и нормативных актов, повышением энергетической и экологической эффективности российской энергетики, поскольку без реализации планов по энергосбережению во всех отраслях развитие экономики России будет ограничено энергетическими и экологическими факторами. Здесь имеет смысл говорить о структурных изменениях в отечественной энергетике и активизации технологического энергосбережения. В случае, если планы по энергосбережению будут осуществлены, Россия сумеет обеспечить сбалансированность производства и спроса на энергоресурсы, а также существенно ограничит выбросы парниковых газов при поддержании высоких темпов экономического роста.

Конечно, это требует создания механизмов заинтересованности потребителей и производителей топливно-энергетических ресурсов в энергосбережении, то есть требует регулирующей роли государства, которое как раз и может создать такие механизмы. В частности, имеет смысл организовать статистическое наблюдение за энергоэффективностью и энергосбережением, а также ввести маркировки товаров по уровню энергоэффективности, о чем говорится уже довольно давно. И можно только порадоваться, что вопросам энергосбережения в новой энергетической стратегии уделяется большое внимание.

В целом можно сказать, что новый план ГОЭЛРО по масштабам не уступает старому, и если будет выполнен, мы, как и тогда, увидим совсем другую Россию. Будет ли он реализован? Покажет время. Вопросов по новому плану достаточно много, но многое из запланированного выполняется. В конце концов, Герберт Уэллс тоже называл первый план ГОЭЛРО утопией, но, как выяснилось, в своих прогнозах фантаст ошибался. Новый же план утопией не выглядит, Россия действительно может достичь показателей, запланированных в новой стратегии, но для этого требуется очень серьезная работа, а также политическая воля руководства страны.

Голодная и разграбленная Советская Россия сумела в 1920-х годах совершить невозможное и стать одной из мощнейших промышленных держав света; современная Россия имеет все шансы на то, чтобы стать страной с современной инновационной экономикой. Готова ли она этим шансом воспользоваться? Посмотрим через десять лет и будем надеяться, что удивимся не меньше, чем Герберт Уэллс.

Антон КАНАРЕЙКИН

eprussia.ru