28 и 29 октября. Проблемы экологии в контексте цифровой трансформации общества... Архитектура. Инженерия. Цифровизация. Экология» пройдет в...


Зеленые финансы – ждать осталось недолго

гринмо

На прошлой неделе побывала на очень интересном мероприятии по зелёному финансированию, которое проводил Центр Россия-ОЭСР РАНХиГС, и узнала много всего интересного о развитии сферы экоустойчивого инвестирования. Мы хоть и отслеживаем тему УР в целом, однако после этого мероприятия мне еще раз стало очевидно, что информация о таких важнейших вопросах не поступает к участникам рынка в достаточном объеме. И при этом происходящие перемены – огромного масштаба и значимости.
Так, общее мнение спикеров заключалось в том, что уже несколько лет в мире идет формирование совершенно новой финансово-экономической системы, которая основана на иных принципах инвестирования в соответствии с парадигмой устойчивого развития. И было приведено много конкретных примеров.
Например, представители центра ОЭСР-Россия РАНХиГС в России рассказали, какие зелёные стандарты (насколько они разнообразны разработаны) этой организацией и для производственных компаний, и для частных инвесторов, и для площадок, на которых размещаются ценные бумаги. А ведь в ОЭСР входит большинство развитых стран, которые должны придерживаться ее стандартов.
Наталия Пономарева из Бельгийско-Люксембургской торговой палаты РФ дала обзор нововведениям в Европейском законодательстве в сфере развития зелёной нормативной базы. Так, буквально месяц назад был введен базовый для развития устойчивого инвестирования документ – так называемая Таксономия ЕС, в котором будет прописана вся идеология экоустойчивого бизнеса, и на основе которой будет в дальнейшем формироваться система зелёного инвестирования.
Также в настоящий момент в известнейшей системе контроля качества менеджмента формируется линейка новых стандартов – недавно вышел стандарт ISO 14090 «Управление воздействием изменения климата», планируется к запуску в самое ближайшее время ISO 14091 “Адаптация к изменению климата. Уязвимость, оценка воздействия и риска” и ISO 14092 “Управление ПГ и связанные с ним виды деятельности: требования и руководство по планированию адаптации для организаций, включая местные органы власти”.
Причем любопытно, прокомментировала Н. Пономарева, что сначала регуляторы УР носят добровольный характер, и только через какое-то время переводятся в формат норм обязательного применения, однако в развитых странах информированность общества об экологических рисках уже настолько высокая, что даже эти необязательные нормы сильно влияют на выбор потребителя, будь то обычный покупатель в супермаркете или профессиональный инвестор.
От себя полагаю, что увеличивающийся объем знаний о функционировании биосферы и нашем негативном влиянии на нее позволяет инвесторам учитывать более широкий пул рисков, про которые раньше никто не знал. А т.к. успех их работы напрямую зависит от того, насколько правильно они выберут объект инвестирования, то дальше есть только один путь – инвесторы с каждым днем начнут все больше учитывать все риски УР потенциальных объектов инвестирования и выбирать те, у которых эти риски минимальны. И если даже не из любви к человечеству или природе, то хотя бы из необходимости не потерять вложенные деньги.
И все это очень хорошо. Т.к. желание инвесторов – один из самых эффективных экономических стимулов для тех компаний, которые находятся в поисках инвестиций для развития своего бизнеса, переводить свою деятельность на экоустойчивые рельсы.
Опять же законодательство не стоит на месте. Например, палата представителей в США в этом году внесла предложение о необходимости раскрытия климатических рисков публичными компаниями, опять же введение Таксономии в ЕС, в России внесен в правительство закон о нефинансовой отчетности, по которому отчет о различных нефинансовых показателях для многих компаний может стать обязательным.
Как рассказал представитель WWF Михаил Бабенко, зелёная нормативная база сегодня бурно формируется на уровне мировых банков развития, и через некоторое время осваивается уже коммерческими банками.
Аналитик S&P Global Михаил Давыдов очень подробно прокомментировал процесс разработки различных бизнес-рейтингов и также подтвердил, что роль различных факторов УР – социальных и экологических все чаще начинает влиять на рейтинг той или иной компании. В качестве конкретного примера он привел шведскую компанию, рейтинг которой в 2017 году был пересмотрен с негативного на стабильный после того, как она избавилась от своих «нехороших» активов в виде угольных шахт.
В общем, объем фактов, которые были приведены в пример спикерами, позволяет сделать однозначный вывод о том, что накопившиеся изменения наконец из количества начинают переходить в качество. И что хорошо – в одном из важнейших сфер, которые двигают всю экономику – в финансовом секторе. Это крайне важные изменения, за которыми обязательно последуют изменения во всем экономическом процессе. После всего того, что я услышала на мероприятии, ждать думаю, осталось недолго.
На прошлой неделе побывала на очень интересном мероприятии по зелёному финансированию, которое проводил Центр Россия-ОЭСР РАНХиГС, и узнала много всего интересного о развитии сферы экоустойчивого инвестирования. Мы хоть и отслеживаем тему УР в целом, однако после этого мероприятия мне еще раз стало очевидно, что информация о таких важнейших вопросах не поступает к участникам рынка в достаточном объеме. И при этом происходящие перемены – огромного масштаба и значимости.
Так, общее мнение спикеров заключалось в том, что уже несколько лет в мире идет формирование совершенно новой финансово-экономической системы, которая основана на иных принципах инвестирования в соответствии с парадигмой устойчивого развития. И было приведено много конкретных примеров.
Например, представители центра ОЭСР-Россия РАНХиГС в России рассказали, какие зелёные стандарты (насколько они разнообразны разработаны) этой организацией и для производственных компаний, и для частных инвесторов, и для площадок, на которых размещаются ценные бумаги. А ведь в ОЭСР входит большинство развитых стран, которые должны придерживаться ее стандартов.
Наталия Пономарева из Бельгийско-Люксембургской торговой палаты РФ дала обзор нововведениям в Европейском законодательстве в сфере развития зелёной нормативной базы. Так, буквально месяц назад был введен базовый для развития устойчивого инвестирования документ – так называемая Таксономия ЕС, в котором будет прописана вся идеология экоустойчивого бизнеса, и на основе которой будет в дальнейшем формироваться система зелёного инвестирования.
Также в настоящий момент в известнейшей системе контроля качества менеджмента формируется линейка новых стандартов – недавно вышел стандарт ISO 14090 «Управление воздействием изменения климата», планируется к запуску в самое ближайшее время ISO 14091 “Адаптация к изменению климата. Уязвимость, оценка воздействия и риска” и ISO 14092 “Управление ПГ и связанные с ним виды деятельности: требования и руководство по планированию адаптации для организаций, включая местные органы власти”.
Причем любопытно, прокомментировала Н. Пономарева, что сначала регуляторы УР носят добровольный характер, и только через какое-то время переводятся в формат норм обязательного применения, однако в развитых странах информированность общества об экологических рисках уже настолько высокая, что даже эти необязательные нормы сильно влияют на выбор потребителя, будь то обычный покупатель в супермаркете или профессиональный инвестор.
От себя полагаю, что увеличивающийся объем знаний о функционировании биосферы и нашем негативном влиянии на нее позволяет инвесторам учитывать более широкий пул рисков, про которые раньше никто не знал. А т.к. успех их работы напрямую зависит от того, насколько правильно они выберут объект инвестирования, то дальше есть только один путь – инвесторы с каждым днем начнут все больше учитывать все риски УР потенциальных объектов инвестирования и выбирать те, у которых эти риски минимальны. И если даже не из любви к человечеству или природе, то хотя бы из необходимости не потерять вложенные деньги.
И все это очень хорошо. Т.к. желание инвесторов – один из самых эффективных экономических стимулов для тех компаний, которые находятся в поисках инвестиций для развития своего бизнеса, переводить свою деятельность на экоустойчивые рельсы.
Опять же законодательство не стоит на месте. Например, палата представителей в США в этом году внесла предложение о необходимости раскрытия климатических рисков публичными компаниями, опять же введение Таксономии в ЕС, в России внесен в правительство закон о нефинансовой отчетности, по которому отчет о различных нефинансовых показателях для многих компаний может стать обязательным.
Как рассказал представитель WWF Михаил Бабенко, зелёная нормативная база сегодня бурно формируется на уровне мировых банков развития, и через некоторое время осваивается уже коммерческими банками.
Аналитик S&P Global Михаил Давыдов очень подробно прокомментировал процесс разработки различных бизнес-рейтингов и также подтвердил, что роль различных факторов УР – социальных и экологических все чаще начинает влиять на рейтинг той или иной компании. В качестве конкретного примера он привел шведскую компанию, рейтинг которой в 2017 году был пересмотрен с негативного на стабильный после того, как она избавилась от своих «нехороших» активов в виде угольных шахт.
В общем, объем фактов, которые были приведены в пример спикерами, позволяет сделать однозначный вывод о том, что накопившиеся изменения наконец из количества начинают переходить в качество. И что хорошо – в одном из важнейших сфер, которые двигают всю экономику – в финансовом секторе. Это крайне важные изменения, за которыми обязательно последуют изменения во всем экономическом процессе. После всего того, что я услышала на мероприятии, ждать думаю, осталось недолго.
http://green-city.su/zelyonye-finansy-zhdat-ostalos-nedolgo/

 


07.08.2019