Сейсмоавария на японской АЭС: взгляд из России

23/ 07/ 2007

Татьяна Синицына, обозреватель РИА Новости.

Землетрясение в Японии нанесло инфраструктуре города Касивадзаки серьезный ущерб, предварительные оценки которого составляют $33,3 млрд. В зоне сейсмической активности оказалась одна из крупнейших атомных станций страны «Касивадзаки-Карива», расположенная на острове Хонсю. Здесь произошла утечка жидких радиационных материалов, хранящихся в специальных емкостях, герметизацию которых нарушили подземные толчки.

Японские власти, общественность ополчились против Токийской энергетической компании после того, как она не дала четкого ответа на вопрос, насколько опасны последствия землетрясения. Событие вызвало обеспокоенность и на другом конце Земли, в Вене, где расположена штаб-квартира МАГАТЭ (Международное агентство по атомной энергии). Глава этой организации Мохаммед аль-Барадеи выразил уверенность, что Компания не будет скрывать истинных размеров ущерба при расследовании инцидента и предпочтет режим полной открытости.

«Я видел на экране телевизора горящий трансформатор, но специалиста это удивить не может: трансформаторы масленые, и загораются от ничтожной искры. Однако любой проект это предусматривает. Трансформаторы имеют необходимую степень защиты, они разделены, и огонь не может куда-то перекинуться или привести к выбросу радиоактивности, - прокомментировал ситуацию российский профессор Алексей Лопанчук, специалист по природно-техногенным воздействиям атомных электростанций Федерального Агентства по атомной энергии. - Радиоактивная вода могла выплеснуться из отстойников, где она скапливается с целью локализации. Но то, что она могла попасть в окружающую среду, как сообщает пресса, у меня вызывает сомнения, поскольку все должно оставаться в контуре сооружения. А сообщение о радиоактивном загрязнении морских вод - всего лишь неоправданные страхи, чьи-то эмоции», - уверен ученый.

Могли ли японцы ошибиться в определении уровня сейсмоопасности для АЭС при выборе территории? Этот вариант профессор Лопанчук исключает: «Японцы - прекрасные профессионалы, они в высшей степени щепетильны и прагматичны при выборе площадок. Думаю, сыграло роль простое стечение обстоятельств».

В контексте японских событий уместно задаться вопросом, насколько устойчивы против воздействия природных стихий российские атомные проекты. В России, конечно, маловероятна возможность того, что случилось в Японии, поскольку все АЭС расположены на восточноевропейской платформе, малоактивной по сейсмическим проявлениям. Несмотря на это, с 2000 года, когда страна сделала ставку на атомную энергию, нормы безопасности для АЭС ужесточились. Была разработана Программа по модернизации и усилению работы по углубленной оценке безопасности.

Сегодня все проекты рассчитываются на воздействие землетрясения не менее 7 баллов. Россия применяет свои стандарты максимальной безопасности и при строительстве АЭС за рубежом. «По нашим нормативам, проекты атомных станций разрабатываются с учетом воздействия самых разных сил природы: они рассчитываются на ураганы, гололедные явления, на экстремальные осадки, землетрясения, цунами, лавиноопасность и даже грязевой вулканизм, - пояснил профессор Лопанчук. - Были заново оценены также все варианты опасности со стороны техногенных воздействий - скажем, присутствия рядом с АЭС железнодорожной ветки или авиационной трассы в небе. Все эти обстоятельства учитываются при разработке проекта».

Есть конкретные примеры, доказывающие надежность российских проектов. Здание и инфраструктуры АЭС в Куданкуламе (Индия) выдержали суматранское цунами 2004 года. В 1988 году Армянская АЭС пережила 9-балльное землетрясение, уничтожившее город Спитак (хотя проект станции был рассчитан всего на 5 баллов). Серию землетрясений с эпицентром в Румынии выдержала находящаяся по соседству болгарская АЭС «Козлодуй», построенная советскими специалистами. Сейчас Россия выполняет для этой страны новый проект, в Белене, который также находится в зоне сейсмоопасного румынского района Вранч.

Встревоженное японское общество сегодня требует остановить работу не только АЭС в Касивадзаки, но и станцию, расположенную в Сидзуоке, а также еще десятка полтора других АЭС (всего - 55). Но что значит остановить реактор? Расхолаживание реактора - сложнейший поэтапный процесс, который длится год, а то и больше, и в ряде случаев может стоить дороже, чем строительство самой станции. Остановка мощностей атомных блоков нереальна еще и потому, что тогда Япония может оказаться перед лицом энергетического коллапса - у нее просто нет других энергоносителей, адекватных атомным мощностям.

«Неизвестно, насколько серьезно оцениваются нештатные ситуации, - считает Алексей Лопанчук. - Во всяком случае, алармических настроений лично у меня нет. В целом сейсмические ситуации для японцев - явление вполне штатное, это природное условие учитывается ими в высшей степени серьезно. Я уверен, что после того, как будет проведено серьезное обследование, пострадавшие атомные блоки в Японии снова вступят в строй».

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

www.rian.ru


23.07.2007