Попутного вам газа

28/04/2007

В послании Федеральному Собранию президент Владимир Путин не стал подробно останавливаться на ситуации в нефтегазовом секторе. Единственным исключением стала проблема сжигания попутного нефтяного газа (ПНГ). На нее президент обратил особое внимание. Это было тем более неожиданно, что вопрос ПНГ до сих пор обсуждался исключительно в узком кругу специалистов. А между тем, по мнению этих самых специалистов, Россия ежегодно теряет до $15 млрд из-за неиспользования ПНГ.

По словам Владимира Путина, в стране ежегодно сжигается более 20 млрд кубометров ПНГ. «Такое расточительство недопустимо. Тем более, что во всем мире уже давно известна и действует система мер, доказавшая свою эффективность. Надо незамедлительно создать соответствующую систему учета, увеличить экологические штрафы, а также ужесточить лицензионные требования к недропользователям», — заявил президент.

ПНГ – это природные газы, сопровождающие нефть и выделяющиеся при ее добыче (метан, этан, пропан, бутан и другие, более редкие). ПНГ можно либо продавать, либо сжигать. Казалось бы, в чем проблема? Продавать, конечно. Но не все так просто. Дело в том, что попутный газ необходимо перерабатывать. В отличие от обычного природного газа, ПНГ содержит в себе смесь углеводородов, которые необходимо разделить и очистить от воды. Плюс надо параллельно нефтепроводу прокладывать от месторождения и газопровод. Да еще и устанавливать оборудование для улавливания попутного газа. Транспортировка ПНГ до газоперерабатывающих предприятий с удаленных месторождений увеличивает себестоимость попутного газа до $25-30 за тысячу кубов. И получается, что ПНГ значительно дороже, чем газ природный – «Газпром» добывает его с себестоимостью $4-7 за тысячу кубов на выходе из скважины.

Правда, это не означает, что заниматься переработкой ПНГ совсем уж не интересно. «Сургутнефтегаз», например, использует до 95% попутного газа. Кстати, точной статистики того, сколько же в реальности сжигается ПНГ, а сколько используется, нет. ЛУКОЙЛ и «Сургутнефтегаз» утверждают, что в России перерабатывается 80-95% извлекаемого попутного газа. Минпромэнерго называет цифру в 40-50%. По данным Международного энергетического агентства, Россия остается лидером по сжиганию ПНГ – кроме нее попутный газ в значительных объемах сжигают только Иран, Ирак и Нигерия.

Крупнейшим «сжигателем» природного газа является «дочка» «Роснефти» компания «Юганскнефтегаз». Ежегодно на месторождениях бывшего главного актива ЮКОСа горит свыше 2 млрд кубометров газа. «На сегодняшний день нефтедобывающие компании получают примерно 55-60 млрд кубометров газа в год, — говорит директор департамента государственной политики в области геологии и недропользования МПР Сергей Федоров. – Из них приблизительно 27% (15-16 млрд кубометров) сжигается на факелах, 26% (14-15 млрд кубометров) продается на переработку и 47% (26-28 млрд кубометров) списывается на технологические потери, что включает в себя и использование ПНГ для выработки электроэнергии, и, опять-таки, сжигание на факелах».

По данным пресс-службы «Газпрома», газовый концерн ежегодно принимает в свою газотранспортную систему до 16 млрд кубометров попутного газа. Именно такую цифру можно считать достоверной в плане объема поставок на внутренний рынок. То есть сжигается больше, чем поставляется потребителям. Другое дело, что ПНГ можно транспортировать не только по газопроводам «Газпрома», но и в сжиженном виде в цистернах. До принятия закона «Об экспорте газа» нефтяные компании экспортировали часть переработанного попутного газа в сжиженном виде. Однако закон установил монополию «Газпрома» на экспорт не только трубопроводного, то и сжиженного газа. В результате привлекательность переработки ПНГ для нефтяных компаний значительно снизилась.

«Средняя стоимость тысячи кубометров попутного газа – $30, — говорит председатель комиссии Совета Федерации по естественным монополиям Михаил Одинцов. – Умножьте на сжигаемые 15 млрд кубометров и получите около $900 млн. А если учесть, что из 1 млрд кубометров нефтяного газа выходит на $1 млрд продуктов нефтехимии, то получим тоже весьма внушительную сумму, потому что на экономическом языке она означает упущенную выгоду».

Нефтехимия — отдельный вопрос. Сейчас начинается освоение нефтяных месторождений Красноярского края и Восточной Сибири. Особенность этих месторождений в том, что они не нефтяные, а газо-нефтяные. Причем газ там ценнейший. Продукция из этого газа продается даже не на литры, на граммы – по несколько долларов за грамм. При полной переработке этого газа он может приносить десятки миллиардов долларов ежегодно. Тем обиднее будет, если его тоже начнут сжигать или поставлять «в трубу».

Наиболее популярным методом борьбы со сжиганием ПНГ являются штрафы. Именно о них и упомянул президент Путин в своем послании. Некоторые эксперты предлагают вообще законодательно запретить сжигать газ, как это сделано в Казахстане. «Возможно, нужно вводить прямой запрет на сжигание попутного газа. По-видимому, с нашими недропользователями по-другому нельзя», — считает Сергей Федоров.

Но попутный газ – ценнейшее сырье для нефтехимии. И вместо того чтобы штрафовать и запрещать, правительству следовало бы разработать комплекс мер по стимулированию нефтехимического производства. Тогда, глядишь, и проблема попутного нефтяного газа была бы решена.

Александр Якуба
www.rosbalt.ru





28.04.2007