28 и 29 октября. Проблемы экологии в контексте цифровой трансформации общества... Архитектура. Инженерия. Цифровизация. Экология» пройдет в...


Глобальная микроугроза

Глобальная микроугроза


23 ОКТЯБРЯ, 14:04 // Пётр Баранов


// maricopa.edu


Естественный отбор, прежде не дававший распространяться страшным заболеваниям, больше не работает. По иронии судьбы, всему виной успехи современной медицины. Отечественные специалисты видят и другие угрозы.

Нас уже давно не удивляют рассказы о конце света, техногенных катастрофах, глобальном потеплении и прочих катаклизмах. Но с этими возникающими угрозами человечество забыло о старой и до сих пор полностью не решенной проблеме – инфекционных заболеваниях.

Благодаря работам Луи Пастера в середине XIX века врачи стали совершенно по-новому смотреть на развитие болезней. Ученый показал, что в ряде случаев причина болезни – микроскопические, не видимые невооруженным взглядом живые организмы. Это дало сильный толчок развитию учения об инфекционных болезнях, правилам асептики и антисептики, разработкам принципа вакцинации при бешенстве, позволившей еще до обнаружения возбудителя бороться с самой болезнью.

Гораздо позже были выделены бактерии и вирусы – возбудители многих заболеваний. Эта подчас опасная работа была по достоинству оценена современниками – в начале XX века Роберт Кох, Рональд Росс и Эмиль Беринг получили Нобелевские премии. Следующим этапом стало открытие в 1929 году Александром Флемингом антибиотиков, позволившее уже через несколько лет спасти сотни тысяч жизней во время Второй мировой войны.

Если в борьбе с бактериями человечеству сопутствовала удача, то с вирусами все было не так хорошо. До сегодняшнего дня лечение большинства вирусных заболеваний основано на «неспецифической» терапии – это не борьба с конкретным возбудителем, а усиление защиты организма в целом. Исключение составляют лишь ретровирусы, и то в силу распространенности ВИЧ.



По мнению современных инфекционистов и эпидемиологов, этими успехами не стоит обольщаться.
Разработанные британскими и американскими специалистами математические модели предсказывают развитие куда более опасных и неизлечимых инфекций. Это вполне объяснимо, ведь у вирусов и простейших больше нет необходимости «ограничивать» свою агрессию.

Раньше существовал баланс, предупреждавший распространение спонтанно возникающих летальных заболеваний. Люди жили маленькими сообществами, и микробам «было невыгодно» быстро размножаться: это приводило к смерти «хозяина», в качестве которого выступало всё сообщество. Всё племя просто вымирало, а с ними погибала и инфекция, которой дальше было некуда распространяться.

Сейчас ситуация гораздо сложнее. В условиях постоянной миграции людей-переносчиков по перенаселенной планете, ослабевших за сотню лет вакцинаций и использования антибиотиков, не удивительно узнавать информацию о новых неизвестных вирусах, поражающих и животных, и человека.



По сути, современная медицина нарушила действующие миллионы лет правила естественного отбора.
Согласны с иностранными учёными и российские специалисты. На прошедшем в Московской медицинской академии имени Сеченова семинаре по защите от биологических угроз медики, биологи и чиновники обсуждали новые опасности, стоящие перед населением России и планеты в целом.

В частности, инфекционисты встревожены потенциалом распространения птичьего гриппа. По данным Всемирной организации здравоохранения, за 3 месяца от вируса могли бы пострадать 100 миллионов человек по всей планете, доказали представители научно-производственного объединения «Микроген». Даже сейчас, когда за два года вирус был досконально изучен, наработанной вакцины в нашей стране не хватит на все население. Так как на выпуск необходимого числа доз, по мнению специалистов, требуется как минимум полтора года. «Необходимо наращивать мощности производства и сокращать ожидаемый разрыв между началом эпидемии и готовностью вакцинировать всех», – заключил сотрудник «Микрогена».



Ученые не торопятся предсказывать появление новой «чумы XXI века».
По их мнению, не стоит списывать со счетов старые инфекционные заболевания, которые человечество «умеет лечить». Под эту категорию попадает и непрерывно изменяющийся вирус иммунодефицита, «неуловимый» малярийный плазмодий и даже, казалось бы, побежденный туберкулез.

Касаясь последнего, директор Московского центра борьбы с туберкулезом, академик РАМН Виталий Ильич Литвинов, заявил, что ситуация особо обострилась в последние годы «в связи с миграцией населения, распространением ВИЧ и развитием лекарственной устойчивости у микобактерий (возбудителя туберкулёза)». По его словам, всё больше случаев заболевания отмечается и в США, и в России. В Москве ситуация получше, чем в целом по стране, отметил академик, однако город не изолирован от вторжения инфекции.

Смертность от причин, связанных с этими заболеваниями, снижается под совместным натиском врачей и ученых. Но «выжившие» формы вирусов и бактерий становятся куда более агрессивными и устойчивыми к действию лекарственных средств.



Так что медицина не полностью устранила естественный отбор.
Просто теперь выживают действительно сильнейшие вирусы, которым более нет причин оставлять хозяйским организмам какие-либо шансы. Точка равновесия в противостоянии человек – инфекция сместилась в сторону самых заразных заболеваний, остальные современная медицина уже победила.



По словам профессора Игоря Викторовича Красильникова, в последнее время возрастает и роль не учитывавшихся прежде инфекций.
Кроме известных врагов эпидемического характера не стоит забывать о затаившихся внутрибольничных инфекциях. Порожденная появлением антибиотиков, проблема остается основной причиной для создания всё новых и новых сильнодействующих антибактериальных препаратов. Её существование объясняется возникновением штаммов бактерий, устойчивых ко всем видам известных антибиотиков. Самое опасное заключается в том, что такие микробы возникают в инфекционных и хирургических отделениях больниц – там, где лежат пациенты с уже ослабленным иммунитетом.

Следует добавить, что даже в ряде давно известных заболеваний, таких как язвенная болезнь желудка или атеросклероз, были обнаружены инфекционные причины. Все надежды в настоящее время возлагаются на сверхвысокие темпы развития современной медицины, микробиологии и иммунологии, открывающие с каждым днем все новые методы борьбы с инфекциями.

Правда, против совсем новых угроз человечество ещё не придумало никакой защиты. Как сказал главный специалист по биобезопасности Центра прикладной микробиологии и биотехнологии Василий Петрович Холоденко, «против наночастиц вообще не может быть никакой защиты» и «остановить развитие нанотехнологий невозможно».

Но не стоит забывать про самую совершенную систему защиты – собственный иммунитет. Ещё великий Пастер говорил, что хорошая физическая форма, правильное питание и отсутствие стрессов во много раз повышают сопротивляемость инфекциям.


Антибиотики
вещества биологического происхождения, синтезируемые микроорганизмами и подавляющие рост бактерий и других микробов, а также вирусов и клеток. Иногда к антибиотикам относят также антибактериальные вещества, извлекаемые из растительных и животных тканей.

Каждый препарат характеризуется специфическим избирательным действием только на определённые виды микробов. В связи с этим различают антибиотики с широким и узким спектром действия.

В связи с избирательным характером действия некоторые антибиотики способны подавлять жизнедеятельность болезнетворных микроорганизмов в концентрациях, не повреждающих клеток организма хозяина, и поэтому их применяют для лечения различных инфекционных заболеваний человека, животных и растений.

Мысль об использовании явления антагонизма микробов для подавления болезнетворных бактерий принадлежит Илье Ильичу Мечникову, который предложил употреблять молочнокислые бактерии, обитающие в простокваше, для подавления вредных гнилостных бактерий, находящихся в кишечнике человека.

До 40-х годов XX века антибиотики, обладающие лечебным действием, не были выделены в чистом виде из культур микроорганизмов. Первым стал тиротрицин, полученный в 1939 году американским учёным Рене Жюлем Дюбо из культуры почвенной споровой аэробной палочки Bacillus brevis. Сильное лечебное действие тиротрицина было установлено в опытах на мышах, зараженных пневмококками.

В 1940 году английские учёные Говард Флори и Эрнст Чейн, работая с пенициллином, образуемым плесневым грибом Penicillium notatuip, открытым английским бактериологом Александром Флемингом 11 годами ранее, впервые выделили пенициллин в чистом виде и обнаружили его замечательные лечебные свойства.

Описано около 2000 различных антибиотиков из культур микроорганизмов, но лишь немногие из них (около сотни) могут служить лечебными препаратами, остальные по тем или иным причинам не обладают химиотерапевтическим действием.

По материалам БСЭ


Резистентность
невосприимчивость к лекарственным средствам. Кроме неспецифических механизмов (толстая клеточная стенка, ферментные системы и так далее) у микроорганизмов объясняется возникновением спонтанных мутаций.

Самый распространенный и простой механизм развития резистентности очень прост. Представьте, что у вас есть 100 000 бактерий. Подействуем на них пенициллином. Из этих ста тысяч одна обладает врожденной, генетически закрепленной способностью этот пенициллин разлагать, а следовательно, - выживать даже под действием этого антибиотика. 99 999 особей умрут, но эта одна даст начало новому, устойчивому к пенициллину штамму. За неделю она даст миллион потомков, причем все эти потомки будут незначительно различаться ввиду спонтанно возникающих при делении мутаций.
Если мы через неделю сменим антибиотик, то среди этого миллиона найдется такая, которая будет устойчива и к нему. Если продолжать, то и получается резистентный ко многим антибиотикам штамм.

В обычном случае это предупреждается регулярной сменой антибиотиков в курсе лечения. Но если больной не один, то бактерия получает несколько «плацдармов» для развития - так и получается устойчивая внутрибольничная инфекция. У вирусов несколько другой механизм, но в основе его также лежат спонтанные мутации.

Предупредить развитие можно комбинированной терапией, получившей сейчас в лечении СПИДа наибольшее развитие - когда сразу используются два препарата, предупреждающие деление, а следовательно и возникновение спонтанных мутаций.

Если пациент полностью (и это очень важно!) соблюдает режим приема антибиотиков или противовирусных препаратов, то это не только обеспечивает ему своевременное излечение, но и предупреждает развитие новых, устойчивых к лечению форм инфекций.

http://www.gazeta.ru/science/2007/10/23_a_2259742.shtml