10 марта 2020 года в Москве (ЦВК «Экспофорум, Краснопресненская набережная, д. 14), в...


Одна из ценнейших рек Камчатки оказалась под угрозой уничтожения

 

Обе они впадают в нерестовую реку Большую – водоем высшей рыбохозяйственной категории, и как может сказаться на этой экологической системе добыча россыпного драгметалла, догадаться несложно.
Отравленные воды
Природоохранные активисты, вооружившись квадрокоптером, незамедлительно отправились на место, преодолев 65 километров по реке. Увиденное их потрясло: живописные непроходимые дебри со зверьем и птицами превратились в оскальпированную пустыню. Вокруг – вырубленные леса, траншеи и бочки с ГСМ. Гул тракторов слышен издалека, ветер гоняет пыль.
Экологи тревожатся не зря: подобные проекты на Камчатке были, и ничем хорошим они не заканчивались – приводили к деградации ландшафтов и загрязнению водоемов. Жертвой добычи россыпной платины стала река Вывенка, некогда поражавшая своими рыбными богатствами. В двух ее притоках популяция лосося исчезла безвозвратно. Можно вспомнить отравленную старателями реку Асачу, изуродованные русла ручьев Пенистый и Ольховый, куда после освоения месторождения Аметистового больше не заглядывала молодь лосося. Не прошло и десяти лет с момента получения Озерновским золоторудным месторождением статуса особо значимого инвестиционного проекта, как протекавший рядом ручей Хомут перестал быть нерестовым.
А тут Быстрая! Мекка рыболовного туризма, визитная карточка Камчатки, уникальная река, где плещутся хариус и микижа, голец и семга, а также несколько других видов лососей. Сплав по ней – один из популярнейших турмаршрутов Камчатки, в летний сезон он привлекает около десяти тысяч российских и иностранных туристов.
- Камчатка – единственный регион России, где популяции дикого лосося сохранились в естественном, высокопродуктивном состоянии, – объясняет модератор тематической площадки ОНФ «Экология» в Камчатском крае Татьяна Михайлова. – В течение последних лет край демонстрирует рекордные уловы. 90 процентов рек полуострова имеют высшую рыбохозяйственную категорию, многие из них – рекреационный ресурс. Уверены, что добыча в их бассейнах этого драгоценного металла нанесет непоправимый ущерб и водоемам, и популяции дикого лосося. Региональное отделение ОНФ считает необходимым на государственном уровне запретить извлечение россыпного золота в районах рек.
Остановить разработку на Камчатке таких месторождений призвал и WWF России.
Кто дал «добро»
Со своим «золотым» проектом «Дальстрой» обивал коридоры различных ведомств еще с 2017-го. Именно тогда Федеральное агентство по недропользованию выдало компании лицензию сроком на 20 лет почти на тонну золота, разбросанного по берегам нерестовых рек.
Пытаясь получить налоговые льготы, старатели даже обращались в администрацию Усть-Большерецкого муниципального района с просьбой об особом статусе, но глава территории Константин Деникеев резолюцию не поставил. Известно, что в тот момент отраслевая наука также не поддержала золотопромышленников. Правда, второй заход спустя два года оказался удачным.
О несовершенстве законодательства, разрозненности работы ведомств и необходимости контроля недавно высказался врио министра природных ресурсов и экологии края Алексей Кумарьков.
- Рыбохозяйственная наука посчитала допустимым проведение работ в водоохранной зоне реки Быстрой. Водное законодательство также позволяет добывать золото в водоохранной зоне. Насколько мне известно, исходя из специфики региона и важности рыбной отрасли, работы на Гольцовской площади (лицензионный участок в южной части полуострова на территории Елизовского и Усть-Большерецкого административных районов. – Прим. ред.) долгое время были табуированы. Считаю это правильным, поскольку суть государственного управления и заключается в оценке всех рисков – экологических, социальных, внутриполитических, – осторожно заявил он.
Что дальше?
Зато гораздо менее дипломатичной была реакция врио губернатора Владимира Солодова. Он назвал происходящее «настоящим варварством». Глава края обратился в природоохранную прокуратуру и УВД с просьбой проверить факты возможного нарушения законодательства.
- Многие из рыбаков недо­умевают: мы не знали о разработках, как вообще такое могло случиться? Действительно, невероятная скорость прохождения инстанций поражает: в декабре 2019-го заявились, в январе 2020-го получили землю в аренду. В то время как только на одобрение профильных министерств обычно уходит по полгода. Были проведены все необходимые процедуры? Вопрос к природоохранной прокуратуре, – подчеркивает зампредседателя Союза рыбопромышленников и предпринимателей Камчатки Евгений Кабанов.
Стратегия развития края четко прописывает четыре приоритетных отрасли: рыбная, горнорудная, туризм и сельское хозяйство. За минувший год 32 процента наполнения краевого бюджета дала рыба и 3,2 было получено за счет горнорудной промышленности.
- Не совсем правильно на нормативном или стратегическом уровне закреплять приоритет одной отрасли над другой, – обозначил свою позицию Владимир Солодов. – Есть разные районы, объемы и специализация инвестпроектов. Все дело в положительных моментах или рисках (в том числе для смежных отраслей), которые возникают в результате реализации конкретного дела. Главное, необходимо проработать механизм, который позволит включить регион в процедуру принятия решения о предоставлении участка недр в пользование. Надо, чтобы мы могли представлять наши предложения, а не вылавливать на сайте объявленные конкурсы, не понимая, что за ручей выставлен на аукцион. Это неприемлемо.
На добычу россыпного золота на Камчатке выдано еще четыре лицензии: в бассейнах рек Большая и Авача. И не надо забывать, что тот же «Дальстрой» – обладатель лицензии добычи сразу на пяти реках. Сейчас идет разработка недр на предмет оценки в районе реки Кихчик, поговаривают о Родниковой. Не исключено, что нас ждут новые сюрпризы.

Обе они впадают в нерестовую реку Большую – водоем высшей рыбохозяйственной категории, и как может сказаться на этой экологической системе добыча россыпного драгметалла, догадаться несложно.

 

Отравленные воды

Природоохранные активисты, вооружившись квадрокоптером, незамедлительно отправились на место, преодолев 65 километров по реке. Увиденное их потрясло: живописные непроходимые дебри со зверьем и птицами превратились в оскальпированную пустыню. Вокруг – вырубленные леса, траншеи и бочки с ГСМ. Гул тракторов слышен издалека, ветер гоняет пыль.

 

Экологи тревожатся не зря: подобные проекты на Камчатке были, и ничем хорошим они не заканчивались – приводили к деградации ландшафтов и загрязнению водоемов. Жертвой добычи россыпной платины стала река Вывенка, некогда поражавшая своими рыбными богатствами. В двух ее притоках популяция лосося исчезла безвозвратно. Можно вспомнить отравленную старателями реку Асачу, изуродованные русла ручьев Пенистый и Ольховый, куда после освоения месторождения Аметистового больше не заглядывала молодь лосося. Не прошло и десяти лет с момента получения Озерновским золоторудным месторождением статуса особо значимого инвестиционного проекта, как протекавший рядом ручей Хомут перестал быть нерестовым.

 

А тут Быстрая! Мекка рыболовного туризма, визитная карточка Камчатки, уникальная река, где плещутся хариус и микижа, голец и семга, а также несколько других видов лососей. Сплав по ней – один из популярнейших турмаршрутов Камчатки, в летний сезон он привлекает около десяти тысяч российских и иностранных туристов.

 

- Камчатка – единственный регион России, где популяции дикого лосося сохранились в естественном, высокопродуктивном состоянии, – объясняет модератор тематической площадки ОНФ «Экология» в Камчатском крае Татьяна Михайлова. – В течение последних лет край демонстрирует рекордные уловы. 90 процентов рек полуострова имеют высшую рыбохозяйственную категорию, многие из них – рекреационный ресурс. Уверены, что добыча в их бассейнах этого драгоценного металла нанесет непоправимый ущерб и водоемам, и популяции дикого лосося. Региональное отделение ОНФ считает необходимым на государственном уровне запретить извлечение россыпного золота в районах рек.

 

Остановить разработку на Камчатке таких месторождений призвал и WWF России.

 

Кто дал «добро»

Со своим «золотым» проектом «Дальстрой» обивал коридоры различных ведомств еще с 2017-го. Именно тогда Федеральное агентство по недропользованию выдало компании лицензию сроком на 20 лет почти на тонну золота, разбросанного по берегам нерестовых рек.

 

Пытаясь получить налоговые льготы, старатели даже обращались в администрацию Усть-Большерецкого муниципального района с просьбой об особом статусе, но глава территории Константин Деникеев резолюцию не поставил. Известно, что в тот момент отраслевая наука также не поддержала золотопромышленников. Правда, второй заход спустя два года оказался удачным.

 

О несовершенстве законодательства, разрозненности работы ведомств и необходимости контроля недавно высказался врио министра природных ресурсов и экологии края Алексей Кумарьков.

 

- Рыбохозяйственная наука посчитала допустимым проведение работ в водоохранной зоне реки Быстрой. Водное законодательство также позволяет добывать золото в водоохранной зоне. Насколько мне известно, исходя из специфики региона и важности рыбной отрасли, работы на Гольцовской площади (лицензионный участок в южной части полуострова на территории Елизовского и Усть-Большерецкого административных районов. – Прим. ред.) долгое время были табуированы. Считаю это правильным, поскольку суть государственного управления и заключается в оценке всех рисков – экологических, социальных, внутриполитических, – осторожно заявил он.

 

Что дальше?

Зато гораздо менее дипломатичной была реакция врио губернатора Владимира Солодова. Он назвал происходящее «настоящим варварством». Глава края обратился в природоохранную прокуратуру и УВД с просьбой проверить факты возможного нарушения законодательства.

 

- Многие из рыбаков недо­умевают: мы не знали о разработках, как вообще такое могло случиться? Действительно, невероятная скорость прохождения инстанций поражает: в декабре 2019-го заявились, в январе 2020-го получили землю в аренду. В то время как только на одобрение профильных министерств обычно уходит по полгода. Были проведены все необходимые процедуры? Вопрос к природоохранной прокуратуре, – подчеркивает зампредседателя Союза рыбопромышленников и предпринимателей Камчатки Евгений Кабанов.

 

Стратегия развития края четко прописывает четыре приоритетных отрасли: рыбная, горнорудная, туризм и сельское хозяйство. За минувший год 32 процента наполнения краевого бюджета дала рыба и 3,2 было получено за счет горнорудной промышленности.

 

- Не совсем правильно на нормативном или стратегическом уровне закреплять приоритет одной отрасли над другой, – обозначил свою позицию Владимир Солодов. – Есть разные районы, объемы и специализация инвестпроектов. Все дело в положительных моментах или рисках (в том числе для смежных отраслей), которые возникают в результате реализации конкретного дела. Главное, необходимо проработать механизм, который позволит включить регион в процедуру принятия решения о предоставлении участка недр в пользование. Надо, чтобы мы могли представлять наши предложения, а не вылавливать на сайте объявленные конкурсы, не понимая, что за ручей выставлен на аукцион. Это неприемлемо.

 

На добычу россыпного золота на Камчатке выдано еще четыре лицензии: в бассейнах рек Большая и Авача. И не надо забывать, что тот же «Дальстрой» – обладатель лицензии добычи сразу на пяти реках. Сейчас идет разработка недр на предмет оценки в районе реки Кихчик, поговаривают о Родниковой. Не исключено, что нас ждут новые сюрпризы.

 

 

http://ecoportal.su/news.php?id=105440

 


15.06.2020